Константина
Утка Апокалипсиса.
В тот год, когда она приехала в город, снега выпало меньше, чем обычно, но морозы стояли лютые. От холода не только раскалывались стекла, но и камни звенели при каждом шаге. Хотя, конечно, с зимой, когда родилась Снежная, это была сущая ерунда: младенцы, может, и замерзали в колыбельках, но только у нерадивых мамаш, вовремя не зажегших горячку.

Таэлла пришла через южные ворота в конце января: высокая, тонкая, будто тень на закате. К плащу ее, теплому, меховому, примерзли сосульки, каждое ее движение сопровождалось тихим звяканьем. При ней был всего один маленький лекарский чемодан и еще небольшая сумка, сплошь, кажется, состоявшая и карманов.
Стражники, в тот день стоявшие на воротах, бросили на незнакомку рассеяные взгляды, потребовали пластинку: та оказалась вырезана из золотого бука, на зеленой лицевой стороне расцветал тысячецвет. На изнанке были руны "Асх" и "Тат", три имперские печати и имя "Таэлла Ру"

"Кто приходит с Юга, тот приносит тепло и звезды" - говаривали мудрые старухи, и были правы. Почти сразу с появлением незнакомки в Шем немного потеплело и горожане даже решились снять маски, которые защищали лица от злого холодного ветра.

Звезды Таэлла принесла тоже: чемодан ее и правда оказался лекарским, и там, среди свертков и склянок, были засушенные пятиконечные цветки белоснежника, бутылочка сладкой соли с Лиморы, звездочетки, серебристые ягоды ши.
Ее прислали из Башни на замену умершему Шмелю, и она поселилась в его старом угрюмом доме, пустом и холодном.

Где-то через месяц, когда к новому Аптекарю немного попривыкли, в старый Вороний Дом, в котором жили многие поколения лекарей, повадились ходить дети.
Матери их не ругали, надеялись: может, лекарка расщедрится на знание, возьмет себе в подмастерья кого-нибудь, а потом даст рекомендации в Башню? Или даже воспитает Ученика? Хотя, конечно, кого она обучит? Сама еще девчонка.
Однако Аптекарь удивила всех, когда взяла на Ученичество сразу двоих: рыжую Таску, дочку мясника, и сиротку Юша, который работал мальчиком на побегушках в трактире.
Самую красивую девочку на свете и меня.

- ... называется lura tallasa, но вы ее знаете как заячье сердце.
Таэлла сидела на полу, разложив вокруг себя страницы из лекарской книги: к каждому из плотных желтых листов были прикреплены засушенные до хрупкого хруста образцы, а на оборотной стороне - записаны название, описание и рецепты.
Сейчас наставница держала один из таких листов на весу, и рассказывала, как искать заячье сердце, когда и как собирать - в начале осени и на рассвете, снимая только те листья, которые растут у самой земли, - и какие зелья варят с ним.
Я слушал в пол-уха, украдкой изучая Таску, которая внимательно разглядывала засушенную травку, словно увидела впервые. Серьезное лицо и серый взгляд - как у трехлапой кошки, живущей в доме ведьмы-Ллус. Мне стало интересно: если ее погладить, она тоже зашипит и гордо отвернется?
Я готов был уже проверить, когда меня окликнула наставница:
- Юш. Повтори, что я рассказала.
Я прикрыл глаза, вспоминая. Луч солнца, лежащий на полу, прямо на причудливой завитушке на ковре; звяканье колокольчиков - по улице проехала повозка Сильви, везущей письма на почту; тонкий запах лимонника от одежды; шорох страниц Травника; рыжие волосы Таски.
- Растение, которое вы видите, называется lura tallasa, но вы ее знаете как заячье сердце. Наверняка видели, растет везде: у прудов, сточных канав, даже на помойке, если там достаточно сыро. Вот правда для серьезных вещей эти сорняки не годятся - настоящие зелья варят, собирая заячье сердце у родников и озер, куда не сливают нечистоты.
Там эта травка не питается всякой дрянью.
Заячье сердце входит в состав многих лекарств. Зелья от ожогов. Увлажняющие мази, притирания, смягчающие костенелую кожу и плоть, сиропы против сухого кашля. Смешайте эту травку с золотом Салехара и получите...
Таэлла вздохнула и я замолчал.
- Знаешь, Юш, знакома с тобой уже почти полгода, и все никак не могу понять, ты дурак или наоборот?
Я пожал плечами. В городе меня все считали блаженным, идиотом, но от наставницы я такого не ожидал.
- Юш, когда я просила повторить, я не имела в виду "воспроизвести дословно" Рада, конечно, что ты все запомнил, но мне не нужна птица-говорун. Мне нужно, чтобы ты рассказал все так, как понял, а не пересказал слово-в-слово, думая о своем. Еще раз, пожалуйста.
- Разве я рассказал неправильно? - Мне стало обидно.
Таэлла покачала головой:
- Правильно. Слишком правильно. И это... Не очень хорошо.
- Чем?
- Твое голое знание невозможно использовать. Если я сейчас спрошу, какое бы ты зелье составил, используя заячье сердце, что бы ты ответил?
- Не знаю. Мазь от ожогов.
- Новое зелье, Юш, придумай какое-нибудь новое зелье. Самое невероятное, какое хочешь.
Я неуверенно помотал головой. Какое к черту новое зелье? И ляпнул первое, что пришло в голову:
- Селал бы лекарство от водянки.
Таэлла усмехнулась:
- Ты только что убил человека.
- А? Как это?
- Нуууу... Вот так. - Наставница пожала плечами и обернулась к Таске. - А ты? Какое зелье бы составила?
Таска тряхнула головой - рыжие кудряшки блеснули на солнце - и начала:
- Как сказал Юш, заячье сердце растет у воды, и его используют в зельях, смягчающих, увлажняющих... В принципе, закономерность понятна: в заячьем сердце элемент воды очень силен, следовательно, я бы составила с ним зелье, допустим, от Проклятия Сайки.
Таэлла кивнула:
- Ты тоже только что убила человека, но это из-за недостатка информации. Проклятие Сайки имеет под собой магическую основу, поэтому осушение сердца не лечат с помощью зелий. Но рассуждала ты верно.
Потом наставница снова обернулась ко мне:
- Понимаешь, в чем твоя ошибка?
Я угрюмо кивнул.
- Мало запомнить все, что читал или слышать. Ты должен делать выводы из этого. Мир подчиняется закономерностям, и каждый из наших уроков - частный пример и подверждение этому. Юш?
- Понял. Впредь буду внимательней.
- Молодец. А теперь - еще раз. Про пожарник.

- Юш, тебе пора.
Таэлла кивает на двери в аудиторию, у которой уже стоит один из наблюдателей и проверяет пластинки у экзаменующихся. У всех они пока еще глиняные, грубо слепленные и даже не покрашены, но все надеются получить после экзамена пластинку из настоящего дерева.
Но сначала надо сдать экзамен, при мысли о котором меня снова начинает подташнивать.
- Юш, успокойся. Ты сдашь. - Таэлла успокаивающе жмет мне руку и подталкивает к дверям, где как раз стоит Таска, протягивая свою пластинку.
- Удачи вам, ребята.
Наставница с улыбкой отходит назад, оставляя меня в одиночестве перед наблюдателем: высоким и нескладным студентом, приставленным следить за нами во время экзамена за какие-то грехи.
Отдаю ему пластинку. Он пробегает по ней глазами: руны "Асх" и "Теккем", имперская печать, оттиск от кольца градоправителя, вороньи крылья моей наставницы и имя "Юш"
- А фамилия? - Равнодушно спрашивает наблюдатель, но от его вопроса я едва не падаю.
Голос слушается не сразу, но в все-таки выдавливаю хрипло:
- Сирота.
- Проходи.

Аудитория знакомая - сюда мы ходили на факультатив по красным зельям - но сейчас все по-другому. Я с отстраненным изумлением отметил, какой зал все-таки большой: человек на триста, не меньше, - хотя раньше не замечал. И для той жалкой горстки студентов, получивших разрешение на сдачу экзамена, просто огромный.
Мне, наверное, уютнее было бы в небольшом помещении, но правила есть правила - думал я, устраиваясь за одной из парт.
Я был последним, значит все, кто проходит экзамен в Башню, уже здесь. Я повертел головой: рыжие волосы Таски пылали слева по диагонали тремя партами ниже, рядом сидел Лук, и Мика, и Сохатый. Справа сидела Брилла и еще двое незнакомых парней. Восемь человек, включая меня, со всего потока. Лучшие из лучших, и что я здесь делаю, среди них?

Экзаменаторы входят и садятся за преподавательский стол: профессор Мориан, профессор Лайен, лаборантка Самхала и ректор Дайк.
Я тихонько вздыхаю: всем, конечно, известно, что претендентов на Башню проверяет сам ректор, но я никогда не думал, что он будет принимать экзамен у меня. И какого демона Таэлла подала мое прошение на малый экзаменационный круг?
В то время пока я сокрушался о коварстве наставницы и собственной глупости, Самхала раздала тесты, а профессор Мориан хорошо поставленным голосом произнес небольшую речь и объяснил правила проведения экзамена. Лисица Лайен пожелала удачи, а ректор просто мрачно кивнул, и отрешенно откинулся в кресле.
Меня такое равнодушие задело. Да, конечно, за последние пять лет ни один из кандидатов в Башню не смог сдать этот, последний, экзамен, но почему к нам относятся с таким небрежением? Мы лучшие из лучших: Таска на втором курсе создала полноценное восстанавливающее зелье, которое уже зарегистрировали в Каталоге, а Лук может работать с любыми растениями, даже с бессмертником; Мика и Брилла были лучшими на потоке по алхимии... Да и остальных, думаю, не за красивые глаза взяли. Из них всех обычный только я. Относительно, конечно, если не учитывать мою память. Но много ли даст умение воспроизводить дословно единожды услышанный или увиденный материал? Я вспомнил, какими словами меня поносила наставница, когда я забывался и начинал рассказывать слово в слово. Мысли о Таэлле и ее нотациях почему-то подняли мне настроение, и за тест я взялся с улыбкой.

Вопросы оказалась неожиданно легкими, хотя задачи с двумя переменными и тройной магической формулой поставили меня в тупик. Какое зелье можно сварить из сойника? Наличествующие симптомы болезни: язвы на языке, окаменение кожи и истончение кости. Ниже приводится магическая формула для составления таблицы. Дополнительные условия: золото, середина зимы.
... И это при том, что сойник - растение, которое входит в состав только одного зелья. Любовного напитка, вызывающего у мужчин желание.
Я представил себе парня с язвами и в панцире, с костями, которые ломаются от одного легкого касания, и с внушительным... Стало почему-то смешно, и я, не выдержав, начал хихикать. Тихо, но в огромной аудитории мой смех прозвучал почти громом небесным.
Все обернулись на меня и я смутился.
- Что-то случилось, молодой человек? - Ровно поинтересовался Мориан.
- Нет. Извините.
Таска презрительно на меня посмотрела, одним взглядом предрекая мучительную смерть, если только я еще раз... Подобных обещаний я наслушался за восемь лет, поэтому отвернулся и уткнулся носом в вопросник.

Как назло, это был последний вопрос, за который давали целых семь баллов.
Можно было, конечно, выбрать один из двух вопросов на пятерку, но я знал, что Таска выберет самый сложный вариант, и сдаст его блестяще. Отставать от нее не хотелось. Разочаровывать Таэллу, которая всегда подбивала нас выбирать неизвестность, не хотелось тоже.
Как, правда, отвечать на вопрос, я не имел ни малейшего понятия - помимо того, что симптомы неизвестной мне болезни были взаимоисключающими, так еще и тройная формула сбивала с толку. Слишком сложная магия, которая редко применялась в...
- ... условия вопроса поставлены как минимум странно.
А Таска, оказывается, уже закончила и сейчас отвечает перед экзаменаторами. Как всегда высокомерно вскинув голову, водит ручкой по листу, строя и разрушая блистательные теории.
- Красное золото используется только для одного зелья, и это не лекарство от головной боли или легочной недостаточности. Более того, магическая формула пятого порядка слишком сложна, для того, чтобы применяться в зельеварении.
Сначала я предполагала, что требуется составить новое зелье, однако думаю, что вопрос все-таки с подвохом. - Таска замолчала, выдерживая паузу.
Профессор Лайен, сверкнув золотым глазом из-под челки, подыграла:
- И каков же Ваш ответ?
Таска удовлетворенно улыбнулась - я знал это, хоть она и сидела ко мне спиной.
- Мой ответ: задача не решаема. У нее нет ответа, из красного золота невозможно составить зелье, которое излечит болезнь с подобными симптомами. Потому что болезни не существует.
Таска говорила уверенно, с легким превосходством, однако в тот момент, когда она сказала, что у задачи нет решения, я понял, что она проиграла. Эту задачу можно решить. Как и мою.
Вот только как?
- Спасибо, госпожа Гайс. Можете быть свободны.

Я снова был последним.
Все уже ответили - кто-то лучше, кто-то хуже. Трое решили не рисковать, и взяли пятибалльные вопросы; Мика устно отвечать вообще не стал. Незнакомый парень и Сохатый рискнули взять вопрос на семерку, и их ответы были такими же, как и у Таски. У задачи нет решения - неверно.
Я сидел в одиночестве уже с четверть часа, но в голову так ничего и не приходило. Сойник используется только для одного зелья, и это афродизиак. Болезни, которая бы включала в себя перечисленные симптомы, не существует. И при чем тут середина зимы? Сойник из сугроба раскапывать, что ли?
Сойник растет всюду, цветет в середине лета, и именно тогда его лучше всего искать. Ягоды переспелки, которые укрепляют кости, тоже тогда собирают. А заячьим сердцем, самым частым компонентом для мазей, смягчающих кожу, лучше запасаться в начале осени. Из болотника делают отвар, которым споласкивают рот при язвах, но в данном случае лучше использовать дождь-камень, потому что болотник в паре с переспелкой - парализует. А если еще и заячье сердце добавить, то получится вообще яд...
И тут меня осенило.

- Вы готовы отвечать, Юш? - Участливо спросил профессор Мориан, которому уже надоело сидеть в пустой и холодной аудитории.
- Да, профессор.
- Какой вопрос возьмете?
- Последний. На семь баллов. Который про сойник.
Ректор с интересом на меня глянул.
- Вы тоже скажете, что решения нет, молодой человек?
- Вообще-то есть. Из сойника варят афродизиак.
- И это и есть Ваш ответ? Как же тогда быть с остальными условиями задачи? Хотите сказать, что они несущественны?
- У вас вопрос поставлен неверно. - Тихо ответил я. - Из сойника можно сварить только одно зелье, как и из красного золота, и рошуцы, и симерхана. Думаю, у остальных, кто не взял третий вопрос, условия задачи такие же. Одно зелье, несуществующая болезнь.
- Так Вы, молодой человек, успели еще и чужие ответы подслушать? - Насмешливо поинтересовался ректор.
- Да. Они все ответили неправильно. Решение есть и оно лежит на поверхности.
- Тогда как быть с остальными условиями? Вы должны вылечить человека с помощью сойника, молодой человек.
- Вообще-то, убить.
Экзаменаторы все как один удивленно на меня посмотрели. Только ректор кивнул:
- Продолжайте.
- Болезни с указанными симптомами не существует. Болезней, которые бы включали в себя эти симптомы по-отдельности - очень много. Но, так как я не знаю, что это за болезни конкретно, я лечу сами симптомы. Язвы - отваром болотника. Коросту - заячьим сердцем. Кости - переспелкой.
Переспелка, заячье сердце, болотник. Сами по себе они не опасны, однако все вместе входят в состав сильного яда. Названия у него нет, потому что никакой дурак не станет травить врага этой адской смесью - запах и темное намерение чувствуются от зелья за версту. Однако...
Итак, мы имеем в наличии афродизиак и яд. Сложную магическую формулу и две подсказки: золото и середина зимы.
Если честно, я не сразу понял, к чему эти две последние подсказки. Потом дошло.
- И?
- Авесхельм. Смерть Доминика Золотого. Его отравили, замаскировав яд под отвар из сойника. Такое невозможно проделать без сложного колдовства. Тройной магический круг используется для заклинания Фантома, который создала Снежная в сорок третьем году. На тот момент ей было патьдесят, и еще через полвека она умрет. Середина зимы.

Профессор Мориан неожиданно расхохотался, а Самхала тепло улыбнулась.
- Говорил же тебе, - обратился Мориан к профессору Лайен, - что этот парень пройдет. Чтобы Таэлла взяла кого-то бесполезного! Да быть не может!
- Но девчонка-то не ответила, - возразила Самхала.
- Так рыжая и не должна была сдавать - подала документы тайком от наставницы!
- Да уж, Таска довольно своенравная. - Фыркнула Лайен. - Зато Юш умница. И мой предмет не зря посещал.
Я слушал их разговор и голова шла кругом.
- Так... Я прошел?
Профессор Мориан рассмеялся еще громче, а ректор Дайк кивнул:
- Поздравляю, господин Юш. Вы молодец.
- И добро пожаловать на Этажи.

Из аудитории я едва ли что не выполз. Коленки дрожали, а в голове не укладывалось: я сдал? Сдал и получу деревянную пластинку? Да вы шутите!
В коридоре меня ждала Таэлла.
- Поздравляю, Юш.
- Я сдал. Представляешь?
- Я в тебе не сомневалась.
- Там был вопрос такой странный, все решили, что ответа на него нет, а я убил человека... А Таска не прошла, получается?
Таэлла покачала головой, и фыркнула:
- Нет, конечно. Ей еще рано, да и свенравная она слишком, для Этажей. Может, это ее хоть чему-нибудь научит.
Я пропустил слова наставницы мимо ушей: все еще не мог поверить в то, что отправлюсь в Башню.
- Поздравляю, Юш. - Ласково повторила Таэлла. - Добро пожаловать на Этажи.
И я, наконец поверил. И рассмеялся.
- Да. Добро мне пожаловать.

@темы: Сказочник, The NeverEnding Story, K.A.