Константина
Утка Апокалипсиса.
Название: Стокгольмский синдром
Автор: Когай А.И., кто ж еще?
Бета: Падмелина
Гамма: Падмелина, ~Falling star~
Все остальное - несущественно.

Ее похитили во время прогулки, прямо из королевского сада, и дворцовая стража ничего не могла с этим поделать. Дракон камнем упал с неба, схватил принцессу когтистыми лапами и неспешно поднялся в воздух: стрелять из арбалетов никто не решился, в страхе задеть принцессу. Дворцовый маг тоже был бесполезен, и три часа уже как мертв, - дракон позаботился о том, чтобы никакие охранные заклятия не мешали, а поисковые - не преследовали.
Королю, королеве и придворным пришлось бессильно наблюдать, как чудовище уносит принцессу куда-то на восток.

Принцесса очнулась на широкой постели, среди мягких вышитых подушек, и долго рассматривала складки бархатного полога над собой. Тело было тяжелым и словно бы тряпичным, и даже от мысли о том, чтобы встать, кружилась голова. Смутно принцесса вспоминала, как день внезапно потемел, а затем в плечи и живот впились жесткие когтистые пальцы, причиняя боль. Земля ушла из-под ног, и драконьи лапы еще сильнее сжали ребра. Крики, удаляющаяся садовая дорожка и странный запах - сталь, кровь, цветы.
Принцесса потеряла сознание.
Очнулась она один раз, в полете: от холода и неудобства. Внизу проплывали поля, казавшиеся лоскутным одеялом, которое шила неумелая швея. До земли было так далеко, что у принцессы едва сердце не остановилось, а крик сам рванулся из горла. Дракон лишь покрепче стиснул лапы, а к принцессе вновь пришел успокоительный обморок.
Сейчас она лежала на мягкой перине, и все прошедшее казалось кошмарным сном. Рука сама потянулась к звоночку, чтобы вызвать горничную: принцессе хотелось в горячую ванну, тело нещадно ломило и волосы пахли чем-то гадким.
Но шелкового шнурка не было, как не было и знакомой роскошной спальни в мрачном отцовском замке. Комната была выше, светлее и изящнее, без массивной мебели, пережившей три поколения принцесс, без красных роз у изголовья - вместо них были незнакомые белые цветы, которые пахли сладко и беспокойно.
Ветер раздувал легкие занавеси единственного окна, за которым пылал закат: тонкая светлая ткань казалась золотой в свете заходящего солнца, и золотым казалось все вокруг.
- Где я?

Дракон спит, свернувшись змеей у подножия башни, и закат красит его черную чешую в золото и кровь.
У драконов чутких слух, в тысячу раз лучше чем у собак, и слабый принцессин стон чудится ему набатом.
Дракон открывает глаза - в них плещется тьма.
Башня высока, она поросла плющом до самой крыши, и по толстым, почти окаменевшим стеблям дракон поднимается наверх, к единственному окну. Проще, конечно, было бы взлететь, но дракон оттягивает встречу с принцессой. Он не знает, что ей сказать и как сказать самое главное, он не знает, как она отреагирует: на его слова и на него самого.
Дракон не то чтобы волнуется, но о предстоящем объяснении думает с раздражением. Ему хочется досмотреть сладкий сон: сон о прошлом, где у него не было крыльев.

Дракон вползает в комнату мрачной тенью. Окно огромно, и чудовище не испытывает никаких неудобств.
Он не такой уж и большой, - думает принцесса. Не с гору, не с дом, а всего-то раза в четыре больше нее самой. А она не маленькая, хотя и не слишком большая конечно.
Комната все же тесна для дракона, он сворачивается в углу змеей. Черные глаза глядят на принцессу без всякого выражения.
- Как тебя зовут?
Голос чудовища отвратителен: словно ржавым мечом по камню. Принцесса невольно морщится.
- Изабель. Меня зовут Изабель.
- Знаешь, почему ты здесь? - И говорит он странно, совсем без эмоций.
- Ты меня похитил.
- Да.
- Зачем?
Тех, кого собираются сожрать, не селят в светлых просторных комнатах, и не ждут, когда они проснутся.
- Я хочу, чтобы ты помогла мне.
В чем? Чтобы приманивала глупых рыцарей? Или терпеливо ждала, пока отец не соберет откуп? Чтобы вышила дракону гобелен? Принцесса не знает, чем еще можно помочь чудовищу.
Сама мысль о том, чтобы делать что-то для этого монстра, вызывает гнев и отвращение, и Изабель прикусывает щеку изнутри, чтобы не закричать.
Дракон, опережая ее возмущение, говорит:
- Если поможешь мне, я отпущу тебя целой и невредимой и подарю все, что попросишь.
Принцесса не верит, но слабая надежда предпочтительнее смерти.
- Чего ты от меня хочешь?
Дракон смотрит на нее долгим, темным взглядом, в котором Изабель чудится голод и отчаяние.
- Полюби меня.
Слова чудовища настолько абсурдны, что принцесса не сразу понимает, чего он просит у нее.
- Что?
- Я хочу, чтобы ты меня полюбила.
И, не дожидаясь ответа, дракон уходит - так же, как и пришел. Принцесса долго молчит, невидяще рассматривая стену напротив. А затем начинает хохотать: громко и весело.
Дракон внизу прислушивается к смеху, который постепенно сменяют всхлипы, и думает о том, что, наверное, ничего не получится. На небе загораются первые звезды, и дракон закрывает глаза, надеясь, что ему приснится хороший сон. Где-то там, наверху, принцесса Изабель утирает лицо ладонью и планирует побег.

Тюрьма Изабель на тюрьму вовсе не похожа: здесь светло и просторно, есть мягкая кровать и изящная гардеробная, полная красивых нарядов. Деревянные полы устланы мягкими роскошными коврами, по которым ступать босиком - одно удовольствие. Есть зеркало в полный рост, в изумительной серебряной оправе, и сундуки с драгоценностями, и даже магическая ванная в каморке за низенькой дверцей. Роскошь, которой даже во дворце не было: чтобы горячая вода сама текла из медного крана, чистая и сладко пахнущая, а потом исчезала в сливе.
В тюрьме Изабель, которая вовсе не похожа на тюрьму, есть все, что может душа пожелать. Все, кроме двери наружу.
Изабель кажется себе птицей с обрезанными крыльями, когда смотрит в окно. Если бы она могла, она бы улетела подальше от этого места, раз уж сбежать нельзя. Но у принцессы нет крыльев, только нежные маленькие ножки, которые несут ее по кругу просторной каменной клетки, устланной белыми коврами.
Чудовище она не видит уже девятый день, - столько прошло с их странного разговора.
Еда появляется сама: на столике в углу всегда есть фрукты, вино, хлеб; более тяжелые блюда после полудня и вечером.
Изабель съедает все. Мысль о голодовке она отметает сразу: она должна быть полна сил, чтобы сбежать.

Десятый день своего заточения принцесса встречает на земле.
Чудовище приходит на рассвете, когда в комнате сумрачно и тихо. Принцесса просыпается тут же, словно бы и не дремала беспокойно, садится на постели и смотрит на дракона ясным холодным взглядом. Тонкие белые руки сжимают подушку, словно в поисках защиты, но в глазах нет страха, а только решимость.
- Не желаешь прогуляться?
В другой день она, может, и отказалась бы: показывая гонор, отвращение, выводя чудовище из равновесия. Но девять дней среди четырех стен сделали ее не то чтобы покладистой, нет. Но принцессе очень хочется наружу, подальше от своей позолоченной клетки, хоть бы и ненадолго. Поэтому Изабель кивает в ответ на предложение и тянется за платьем, небрежно брошенным у кровати.
Нагибается было и замирает, прижимая одеяло к груди. Чудовище смотрит на нее жадным, горящим взглядом, от которого по телу бегут мурашки и внутри все холодеет. Принцессе становится страшно, она сжимает пальцы в кулак и резко, зло просит:
- Может, отвернешься? Не пристало, чтобы леди рассматривали, пока она одевается.
Дракон смаргивает, поворачивается - шуршит черная чешуя - и произносит:
- Полчаса. Я вернусь через полчаса.
И уползает наружу через окно.

Изабель одевается торопливо, лихорадочно обдумывая, получится ли послать весточку отцу: дать знать, что она хотя бы жива. Но в голову ничего не приходит. Изабель даже не знает, где она и куда дракон отведет ее на прогулку: может быть просто спустит с башни вниз, на твердую землю, и дальше маленькой горной долины, где прячется ее тюрьма, не пустит.
Когда чудовище возвращается, Изабель уже одета и в нетерпении мерит шагами комнату.
- Ты готова?
- Да.
- Возьми что-нибудь, не то в полете замерзнешь.
Изабель покорно достает длинный плащ из голубой шерсти и надевает его, закутываясь до самого носа.
Дракон обхватывает ее за талию жесткими когтистыми пальцами, прижимает к себе, будто мягкую игрушку: Изабель больно, она думает о синяках, которые останутся после, и не знает, стоит ли говорить об этом дракону. Но когда они поднимаются вверх, в холодное утреннее небо, и земля оказывается головокружительно далеко, принцесса почти рада, что чудовище так крепко ее держит.

@темы: K.A., В работе, Рыцарский справочник "Драконовидение Принцесс", Сказочник