00:43 

Сказочник: Первая кровь

Константина
Утка Апокалипсиса.
Капли вишневого сока не похожи на кровь, совсем нет. Но Сая смотрит, как по белой юбке расползается алое пятно, и думает, что лучше бы это была кровь.
Тогда бы в глазах маменьки была радость и гордость, и она бы не стала ругаться из-за испачканного платья.
Сае почти двенадцать лет, и на самом деле ее зовут Бланш, и когда она вырастет, то выйдет замуж за принца. Так говорит отец, пророчат служанки, шепчет на ухо маменька вместо колыбельных.
"Но только если вырастешь. Станешь женщиной, - уточняет маменька, - только тогда"
Сая знает: кровь - это очень важно.
Но Сае почти двенадцать лет, а крови нет, и маменька хмурится, и говорит, что давно уже пора, не вечно же ей быть ребенком?
Бланш проклинает свое тело. Она хочет поскорее вырасти, стать женщиной, чтобы маменька улыбнулась со значением, словно разделяя тайну. Как старшей сестре Анне, как кузине Агнесте. Как равной, а не как ребенку.
"Кровь, - думает Сая, - это важно"

Вокруг все зовут ее Бланш. Белая.
У нее волосы - песья шерсть, но мягкие, как шелк. И глаза светлые-светлые, серые, как небо на рассвете. И кожа нежная, тонкая почти до прозрачного. Бланш вообще вся - тоненькая, легкая, то ли ребенок, то ли призрак, не разберешь сразу.
Вокруг все говорят, что она красавица, но самой Бланш не нравится отражение в зеркале: с другой стороны стекла на нее глядит девчонка слишком бледная, невыразительная, бес-цвет-на-я. То ли дело сестрица Анна: толстая русая коса, золотые глаза, яркие щеки - кровь с молоком; или кузина Агнеста, с ее черными волосами и черными глазами, кожей цвета чая и тяжелым кошачьим взглядом - ее мать была из-за моря, из далекой страны на востоке.
А Бланш - белая, под стать имени. Снежная девочка, рожденная в середине зимы, когда от холода не то что стекла лопались - камни трещали и звенели. Она не помнит, но маменька рассказывает, будто камины тогда пылали едва ли не адским огнем, и пламя рвалось наружу, но в комнатах все равно было так холодно, что дыхание смерзалось в глотке. Снежные ведьмы кружили над дворцом, хохотали и пели свои колдовские песни, и их Ледяная Королева влетела в тронный зал, разбив старинный витраж, и предложила Королю сделку: его нерожденную дочь на теплые и мягкие зимы. Никто не знает, что ответил Его Величество, но на следующий день распогодилось и показалось солнце, и впервые за много дней вода для умывания не промерзла в кувшине до самого дна.
- Значит ли это, - спрашивала себя Бланш, - что меня все-таки продали Ледяной Королеве?
Задавать этот вопрос маменьке она не решалась - услышать ответ почему-то было страшно. Нет, конечно, ее никому не обещали в обмен на теплые зимы, снежных ведьм вообще не существует, это все выдумки. И папенька ее любит, он бы никогда ее никому не отдал. Но вдруг? А если?
- И вообще,- рассуждала Бланш, - зачем мне задавать родителям глупые вопросы?

Бланш - рассудительная, смышленая и никогда не задает лишних или неудобных вопросов. Она слушается взрослых, пьет молоко и не капризничает.
Но иногда ей кажется, что она не Бланш, белая принцесса, а Сая.
Сая не пьет молоко, ей нравится вишневый сок, гранаты и маки. Сая любит веселиться и танцевать до упаду, изводить служанок глупыми просьбами и бродить босиком по холодному. Сая громко говорит, читает взрослые книжки, оставляет морковку на тарелке - все то, чего не позволяет себе правильная Бланш.
Иногда она удивляется - как их еще не раскрыли? Но все странности в поведении принцессы списывают на то, что она еще ребенок. Детям позволительно любить вишневый сок, бегать от гувернантки и не есть морковку, даже если они умницы и никогда не доставляют хлопот родителям.
Бланш это удивляет и немного обижает. Сая посмеивается: ей все равно, главное, чтобы не поймали.

Сая и Бланш совсем разные, и только в некоторых вещах их мнения сходятся.
Например, они обе расстроены тем, что вишневый сок совсем не похож на кровь.
"Кровь - это очень важно"
Бланш просит прощения за пролитый сок. Маменька отправляет ее переодеваться, и по дороге к комнате принцесса размышляет: что изменится, когда она станет женщиной?
- Ты выйдешь замуж за принца, - подсказывает Сая.
- Но я не хочу, - отвечает Бланш. Ей и в самом деле не хочется.
Все принцы, которых она знала, казались какими-то... Принц Альберт был несносным мальчишкой, который дразнился и постоянно толкал ее. Принца Альфреда Сая обозвала маменькиным сынком, и Бланш была полностью согласна. Кузен Август справил третий десяток, он был старый и злобный, а кузену Артуру в этом месяце исполнилось пять. Бланш думает обо всех этих принцах, и ей не хочется замуж ни за одного из них.
- Но кровь - это важно. - В очередной раз повторяет Сая.
- Почему? - Спрашивает Бланш.
- Не знаю.

- А ты похожа на снежную ведьму, - однажды утром замечает Сая.
Бланш вглядывается в свое отражение.
- Ты такая же белая. И имя твое. Бланш.
- Не говори ерунды. Я не похожа на снежную ведьму.
Сая смеется.
- Похожа. Ты уверена, что твои родители не променяли тебя на теплые зимы? В королевстве уже тринадцать лет снега почти не было.
Бланш поджимает губы.
"Замолчи, - просит она, - замолчи"
Сая не слышит, Сая смеется:
- Знаешь, зря ты ее не спросила, зря. Ведь и правда продали, я уверенна!
- Нет, не правда, хватит говорить чушь, хватит.
- А почему бы сейчас не узнать? Давай, пойдем, дорогая, спросим маменьку, продавал Король тебя? Снежная ты ведьма, или все-таки еще нет? Или трусишь? А, Бланш?
"Замолчи! - Кричит Бланш про себя. - Замолчи!"
И вслух:
- Замолчи! Я не ведьма, не ведьма, слышишь?
На крик слетаются служанки:
- Что случилось, Ваше Высочество? Плохой сон? Поранились? Не плачьте, все...
Бланш отгоняет их, бормочет "крикливые вороны", закрывает дверь, смотрит в зеркало: там бледная, прозрачная девочка, седая, белоглазая, как Смерть. Или снежная ведьма. Только красного платья не хватает.
- Никто меня не продавал. Я не ведьма! - Говорит Бланш своему отражению.
- Хорошо. Тогда ведьмой буду я. - Спокойно отвечает Сая.

В четырнадцать крови все еще нет.
Маменька хмурится, "непорядок, давно бы уже пора"
Бланш обследует лекарь - маленький сморщенный человечек с коричневыми холодными руками, от него пахнет перечной мятой и чем-то противным. Он трогает тело принцессы, ощупывает своими длинными шершавыми пальцами, и Бланш краснеет, ей мучительно стыдно, что она позволила увидеть себя постороннему. Лекарю безразличны терзания Бланш, он продолжает осмотр неумолимо и невозмутимо, и в конце объявляет, что с девочкой все в порядке.
- Просто бывают девушки, которые созревают позже остальных, Ваше Величество, не стоит волноваться.
Королеву это не успокаивает. Она хмурит тонкие брови, поджимает губы, и в ярких карих глазах принцессе чудится разочарование. Она проклинает свое тело, в который уже раз. Бланш чувствует себя какой-то не такой. Ущербной. Уродливой.
Бланш кусает губы, чтобы не плакать, но глаза все равно на мокром месте. Принцесса сжимает зубы сильнее и вскрикивает от боли: губа прокушена насквозь, во рту кровь. Соленая, железная.
Бланш хочется сплюнуть, но принцессам не пристало плеваться, поэтому приходится глотать горько-соленую слюну.
Где-то внутри восторженно воет Сая, впервые попробовавшая кровь.

Бланш выбегает прочь из комнаты, несется по узким темным коридорам, задыхаясь, спотыкаясь, но не останавливается, пока не захлопывает за собой двери спальни. Напротив двери - зеркало, и принцесса с ужасом вглядывается в отражение: с той стороны на нее смотрит Сая.
У Саи глаза горят темным, безумным огнем, ее губы кривятся в дикой улыбкой, а на всем лице выражение восторга и экстаза.
Сая скалится, кричит: "Хэй, Бланш, тебе нравится кровь? Нравится ведь, да? Я без ума от нее!"
Бланш трясет головой "нет, нет, нет! не правда!"
Сая не слышит. Она крутится, мечется по зазеркальной комнате, расшвыривая вещи, хохочет, повторяет, словно заведенная: "кровь, кровь, я же говорила, что это важно! Кровь, первая кровь!"
Принцессе страшно. "Хватит, Сая! Хватит! Прекрати!"
Но Сая не слышит, она сходит с ума, она хочет еще крови.
Бланш срывает зеркало со стены: оно падает и разбивается на две дюжины крупных и мелких осколков. Сая затихает.
Бланш тяжело дышит, оглядывая весь кавардак, что они устроили: летит пух от подушек, покрывало словно кошки разодрали, сиротливо валяется рама зеркала, стул перевернут и книги разбросаны. Бланш эта разруха злит - она сжимает руки в кулак, и ногти впиваются в нежную кожу ладоней, раня их до крови. Все пальцы липкие и красные, противно пахнут железом, хотя Сае нравится этот запах. И она хочет еще крови.
"Дай облизать, Бланш! - требует она. - Бланш!"
Но принцесса мотает головой: "Нет. Больше никогда. Ты сходишь с ума. Ты меня сводишь с ума. Нет, не надо"
Сая кричит, требует, угрожает, но Бланш непоколебима. Она больше не хочет крови. Никакой.
И в этот раз Сая уступает. Нехотя, с тихим ворчанием дикого зверя, она уползает в самый темный уголок души, сворачиваясь черным драконом.

С тех пор проходит день, два, неделя, лето сменяет осень, и Король объявляет о начале турнира в честь дня рождения Королевы.
С тех пор проходит день, два, неделя, лето сменяет осень, и Бланш к этому времени почти спокойна.
Сначала она боялась сумасшествия Саи, и вздрагивала при одном лишь упоминании о крови. Но Сая, казалось, успокоилась, и даже когда одна из горничных поранилась, лишь усмехнулась себе под нос и отвернулась. А принцесса перестала дрожать, бояться, что на Саю снова нападет безумие, и она совершит что-то похуже бардака в спальне. И что саино безумие передастся и ей.
Однако Сая стала безразличной ко всему, и даже с Бланш говорила редко. Принцесса вздохнула с облегчением и перестала тревожиться.
А потом наступил день турнира.

... Копье раскололось и острые деревянные шепки брызнули во все стороны. Она из них вонзилась в горло оруженосцу, спешившему к своему поверженному господину.
Мальчишка замер, а затем неловко стал заваливаться на спину: на белом безусом лице застыло удивленное выражение, рот открылся в испуганном вскрике, но вместо возгласа с губ полилась черная кровь. Оруженосец упал в грязь.
Мальчишка вздрагивал, горло его дергалось, рот шевелился в беззвучном крике: на губах лопались кровавые пузыри, кровь текла по подбородку и щекам.
Зрители охнули, с рядов послышались вскрики. Бланш собиралась было отвернуться - не подобает леди смотреть на такое.
Но Сая сорвалась.
Для нее это зрелище было прекрасно.
Сая смотрит, будто околдованная: Бланш пытается докричаться до нее, но не может, и тело застыло в оцепенении. Бланш приходится смотреть на чужую смерть вместе с Саей: на красные пузыри на губах мальчишки, на широко распахнутые глаза, подергивающиеся дымкой, на пальцы, скребущие землю. Это отвратительно и гадко, но в то же время Бланш чувствует, что ей нравится. Завораживает.
- Смотри, - шепчет Сая, - это кровь.
- Я не хочу!
- Тогда отвернись, - насмешливо предлагает Сая.
Но Бланш продолжает смотреть на умирающего мальчишку.

С тех пор Сая становится одержимой: она ищет кровь. Поранившиеся слуги, торговец мясом, приезжающий со скотобойни, палач - все они пахнут сладко для Саи, вожделенными солью и железом.
Сая хочет крови.
Сначала - мыши и мелкие птицы. Сая ставит на них ловушки, а поймав - берется за кинжал, украденный у отца. Мыши пищат от боли, птицы отчаянно хлопают крыльями - пока еще могут.
В конце остается лишь невнятные окровавленные кусочки плоти и серые шкурки, слипшиеся перья. И еще запах - густой и тяжелый запах смерти.
Бланш не может совладать с Саей: когда на нее нападает жажда крови, она не слышит никого и ничего, и только глаза ее горят, словно у снежной ведьмы. Бланш видит это каждый раз, когда заглядывает в зеркало.
Она даже не пытается бороться: есть в безумии Саи что-то завораживающее, страшное и темное, но притягательное. Бланш молчит и смотрит, как руки покрываются кровью, на птичьи сердца, насаженные на кончик ножа, на красные пятна на белых юбках - это не вишневый сок, нет. Это кровь. Бланш смотрит на ржавые капли и смеется. Почти как Сая.
... Сае перестает хватать мелких животных.
А кота ловит уже Бланш: облезлого, с порванным в драке ухом, воняющего помойкой. Кот вопит от боли, когда Сая всаживает кинжал ему под ребра, скулит, когда отрезают хвост и лапы, и замолкает лишь тогда, когда принцесса вскрывает ему грудную клетку и вспарывает живот, выпуская кишки наружу. Кинжал скользит из окровавленных рук.
Сая слизывает кровь с пальцев. Бланш смеется.

Бланш не знает, как служанка оказалась в заброшенном саду: наверное, проследила за принцессой, тайком выбирающейся из спальни.
Все могла бы быть иначе, не выдай конопатая гувернантка себя вскриком, когда увидела Саю, отрубающую голову щенку. Возможно, служанка побежала бы во дворец, и рассказала бы всем, чем по ночам занимается принцесса Бланш. Или промолчала бы, и хранила все в тайне, опасаясь безумия Ее Высочества.
Но гувернантка вскрикнула, - хоть и закрыла тут же руками рот, - и Бланш ее увидела.
Служанка хотела убежать, но принцесса оказалась быстрей: камнем она оглушила неудачливую девку. И, стоя над лежащей на промерзшей земле служанкой, Бланш спрашивала Саю: "Что же делать?"
- Поиграем?

Говорят, что замок проклят: в нем пропадают слуги, и люди бояться наниматься в услужение Королю.
Король не может понять, что происходит, худеет и мрачнеет с каждым днем. Королева хмурится и тревожится за дочь.
Бланш счастлива. Под подушкой она прячет кинжал.

"Ведьмы! Снежные ведьмы прокляли королевский род!" - шепчутся.
Король велит искать пропавших, нанимает сыщиков расследовать дело.
Бланш беспечна и весела. Ее никогда не поймают.

... Она попадается случайно и глупо. Ее выдает снег, который она приносит на плаще.
Когда принцессу находят в подземелье, склонившуюся над растерзанным телом, раньше бывшим кузиной Агнестой, стражники сначала не могут поверить своим глазам.
Но Сая стоит, облизывая кинжал, и кривит губы, и Король велит запереть свою единственную дочь в темницу.
Бланш даже не сопротивляется: усмехается лишь еще шире и протягивает руки под кандалы.
Они славно поиграли.

Подданные, узнав, кто виноват в смерти трех дюжин людей, устраивают бунт: огромная толпа собирается перед воротами замка, и повсюду слышны крики:
- Сжечь ведьму!
- Убейте Кровавую Принцессу!
- Казнить ее!
И Король, сжимая подлокотники кресла со всей силы, велит готовить костер.

Когда за ней приходят, Бланш лишь презрительно передергивает плечами.
Сая усмехается. Ей снова хочется играть.

Первый стражник умирает мгновенно, когда осколок зеркала попадает ему в глаз. Другой следует за ним: на него обрушивается табурет, и мужчина неудачно падает, сворачивая себе шею. Священник пятится в ужасе, но Сая, подхватывает меч и пронзает им человечка в сутане.
Когда она вынимает клинок из груди мертвеца, сталь покрыта кровью. Бланш начинает хохотать.
Сая убивает всех, кого встречает на пути: меч в ее руках легкий, едва ли невесомый, и сладко звенит, щедро одаривая смертью. Стражников, челядь, придворных. Сая не останавливается, даже когда видит перед собой Короля, а матушку убивает с каким-то извращенным удовольствием, прошептав ей напоследок: "Ведь давно пора быть крови?"
Когда она выходит на замковую стену, толпа на мгновение замолкает.
А затем кто-то кричит:
- Ведьма! Снежная Ведьма!
И в глазах толпы принцесса вдруг видит себя: белую, седую девушку в красном от крови платье. Снежную Ведьму.
- Значит, все-таки продали, - шепчет она себе под нос.
Бросает меч и уходит прочь.

Белая девочка в красном платье приходит в Зимний Дворец, и за спиной у нее множество смертей, а на губах безумная и нежная улыбка.
Девочка понравилась Ледяной Королеве сразу, и она спрашивает:
- Как зовут тебя?
И Бланш поднимает на нее белые глаза и отвечает:
- Сая. Меня зовут Сая.

@темы: Сказочник, K.A.

URL
   

Коробка из-под обуви

главная