22:43 

Рыцари, Драконы, Принцессы: +1

Константина
Утка Апокалипсиса.
... раньше драконы не летали: их держали на земле сокровища, сковывавшие, словно золотые цепи, крылья; тяжелая тишина подземных пещер прятала их в себе, не пуская ни единого лучика солнца; сама земля не пускала драконов в небо - их чешуя была крепка как камень и такая же тяжелая.
Раньше драконы не летали, да и не хотели. Кроме того, который влюбился в птицу.
... У Птицы были синие - лазурные, ультрамариновые, небесно-голубые - и снежные перья, а глаза - круглые и золотые, словно монетки из королевской сокровищницы. Она парила в поднебесье, раскинув крылья, взлетала все выше и выше, теряясь в облаках, падала камнем вниз, и у самой земли ее подхватывал ветер, чтобы вновь поднять в вышину.
Дракон был очарован: он смотрел на Птицу, и ему казалось, что он сам летит к самому солнцу, чувствует, как ветер обнимает крылья, видит, как границы небе становятся все дальше и выше.
Драконы любят сокровища: прячут их в своих пещерах, в самых глубоких местах, за семью замками, подальше от алчных взоров и рук; драконы любят только так: храня и не отпуская ни на миг, не смыкая глаз и не отводя взора от своих сокровищ; драконы не умеют любить иначе.
Дракон приказал слугам поймать Птицу, и в тот же час ее принесли, запертую в золотой клетке.
... Сердце Птицы билось так сильно, что, казалось, вот-вот разорвется, или проломит грудную клетку; крылья ее были изранены, сломаны, истерзаны - она рвалась из грубых рук, теряя перья; голос ее совсем пропал - так громко и отчаянно она кричала.
Птица стала главным - и единственным - драконьим сокровищем. Он держал ее в роскошной клетке, в самой глубокой и далекой своей пещере: темной и душной, словно тюрьма обреченного на вечное заключение. Рассказывал ей истории: о крови и войнах, огне, блеске солнца на грани проклятого камня, о рыцарских турнирах и принцессе, которая расти колдовской плющ в тайном саду, о бессердечном волшебнике и женщине, которая любит его, о мальчишке, сжегшем волшебный лес, о снеге, который обращается в серебро, когда по нему ступает Лунная Дева... Не рассказывал только тех историй, где было небо, сквозь строки которых приходил ветер, потому что тогда Птица, молча и покорно слушавшая все его рассказы, едва почувствовав свободу, пусть даже и в словах, начинала биться о прутья клетки словно безумная, и плакать, ранилась, и красная кровь пачкала ее лазурные перья.
Дни сменяли дни, месяцы - месяцы. Слуги потихоньку сбегали от Дракона; растаскивали золото и драгоценные камни, старинные рукописи, волшебные мечи и зачарованные зеркала; даже рыцари больше не появлялись у порога, не вызывали на бой; само время утекало. Но Дракон этого не замечал: он любовался своей Птичкой, кусочком неба, пойманным и спрятанным там, где его никто не отнимет. Крылья ее, уже зажившие, по-прежнему казались слепленными из лазури и облаков, хотя глаза стали темными и пустыми, совсем как ее сердце.
И снова дни сменяли дни, летели зимы. Дракон рассказывал о воде, которую нельзя пить, о вине, которое черно,как сама ночь; о бродячих огнях, которые танцуют до рассвета, а затем исчезают в тумане; о кошках, которые смотрят голодными глазами мертвых колдунов; о снах, которые снятся одному и тому же человеку, и тот сходит с ума; о бое ветра, унесшего девушку туда, где она может танцевать... Когда Птица услышала "ветер", и почувствовала вкус свободы в недосказанной истории, она лишь устало прикрыла глаза и отвернулась.
... Дракону стало страшно. В тот момент он, наконец, понял, что его кусочек неба, который он так бережно прятал меж когтей - вовсе не тот свободный дух, что парил тогда в вышине; что эта птица - не та Птица, гордая, свободная, беспредельно счастливая; он увидел ее изувеченные крылья, укрытые поблекшими перьями, пустые глаза.
Драконья любовь жестока: любовь жадных тварей, жаждущих держать свои сокровища при себе, всегда. Но кто сказал, что драконы не могут меняться?
Один из них, во всяком случае, смог.
... Он осторожно открыл клетку, протянул ладонь. Птица сначала даже не поверила, даже не заметила открытой дверцы. Тогда Дракон одним движением сломал клетку, бережно взял Птицу в горсть.
Снаружи была весна: ветер, пьяный запахом черемухи и молодой травы, носился по полям и лугам, шелестел по земле, взлетал в небо; по небу неспешно плыли облака - нежно-розовые в свете заходящего солнца; слышен был щебет и шелканье - другие птицы.
Умеют ли птицы плакать? Одна из них точно умела.
Песни ее, запертые на многие годы среди драконьих историй и прутьев золотой клетки, взвились в темнеющее небо, смешались с ветром, таяли во влажном воздухе; надломленным, почти больным голосом Птица пела, пока совсем не охрипла. До самого рассвета Птица рассказывала сказки, которые Дракон никогда не знал: о женщине, которая носит на рукавах стеклянные колокольчики - они звенят на ветру; о боге, упавшем в небо с земли, и так и не вернувшемся обратно; об облаке, которое обошло весь небосвод, но не нашло своего отражения; как волшебник влюбился в ветер и отправился вслед за ним из зазеркалья; про ангела, не умевшего петь, но бежавшего вдоль по лезвию шторма...
На рассвете Птица вспорхнула с драконьей ладони.
Дракон смотрел на нее - синюю птицу счастья, - и в глазах его была тоска. "Она улетит, - думал он. - И я ее больше не поймаю"
- Эй. - Спросила Птица. - Я научу тебя летать. Хочешь?
... Раньше драконы не летали. Пока одного из них не научила Птица.

@темы: K.A., Рыцарский справочник "Драконовидение Принцесс", Сказочник

URL
Комментарии
2011-05-18 в 16:47 

Падмелина
Это свойство я взял в кредит, и расплата уже близка!
Я чуть не расплакался, когда подумал, что она улетит.
У кого-то тоже синдром счастливых концов?) А вообще мне дико понравилось)
А ещё мне теперь безумно хочется услышать все те сказки, которые рассказывали друг другу Дракон и Птица...ааааа)
А у меня экзамены через девять дней ><

   

Коробка из-под обуви

главная