Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
04:43 

Архивы - Из жизни кукол

Константина
Утка Апокалипсиса.
Кукла жила на самой верхней полке книжного шкафа, рядом с пыльными фотоальбомами. Не сказать, чтобы ей нравилось такое соседство; фотоальбомы были по-старчески ворчливы и любили предаваться воспоминаниям: шуршали фотографиями, смысла которых Кукла не совсем понимала. Зато на одном фото была запечатлена она сама, десятилетней давности. Точно такая же, с куделью неестественно блестящих волос вокруг маленького личика, с пухлыми щеками и вишнево-карими глазами. И с Хозяйкой, которая уже давно выросла и посадила Куклу жить на полку. Не то что бы это обижало, нет-нет, Кукла все понимала, но среди скрипучих полинялых фотоальбомов было скучно. Тем более, если сидишь, повернутая головой в угол, и, чтобы увидеть хоть что-то за пределами полки, нужно скосить вбок вишневый глаз.
Стеклянный Клоун жил в другой части комнаты, почти напротив книжных полок. На столе, рядом с молчаливым белым монитором, который всегда хмуро выдавал Хозяйке нестройные колонки цифр или причудливые графики. Впрочем, мы говорили о Стеклянном Клоуне, а не о мониторе.
Клоун был иностранец и приехал жить в комнату около года назад. Он был стильным, с претензией на дороговизну. Подбородок держал высоко, а разноцветный его костюм сверкал бликами почти при любом освещении. Кукла восхищалась и часто смотрела на него по вечерам, когда Хозяйка включала торшер. Стеклянный Клоун тогда сверкал по-осеннему уютно. А Кукла давно не видела осени - почти десять лет, с тех пор, как ее посадили на полку.
В общем-то, Куклу очаровывали блеск Стеклянного Клоуна, и она была в него даже немножко влюблена. Хотя все говорили, что он ужасно спесив и слишком высокого о себе мнения. Однако Кукла, если бы могла, сказала бы Клоуну, что он безупречно красив. Но она отчаянно стеснялась своего потрепанного бархатного платья, пыльного, как и старые фотоальбомы, и еще искусственно блестящих, давно не знавших расчески волос. Да и не особо-то и много скажешь, сидя на другом конце комнаты-вселенной. Поэтому Кукла молчала.
А Стеклянный Клоун вовсе и не был высокомерен - просто знал себе цену. Ну скажите, о чем может общаться такой как он, дорогой и не лишенный шика иностранец, с ширпотребным зайцем, выкинуть которого у Хозяйки просто руки не доходят? Единственный, с кем можно было бы пообщаться - монитор, но тот почти всегда молчал, любовно подсчитывая цифры.
Был конечно в комнате еще кое-кто, с кем Клоун был бы не прочь завязать интересное знакомство: Кукла на книжных полках. Стеклянному Клоуну очень нравились ее пухлые ангельские губки и нежный румянец на круглых щечках. Все считали, что она замарашка, но разве бывают у замарашек такие красивые круглые глаза вишневого оттенка? Однако Клоун знал, что никогда не заговорит с ней. Ведь она была явно вся во власти предубеждений, иначе смотрела бы прямо на него, а не искоса. А переубедить он ее не мог - ведь вы же не раздеваетесь догола на улице, чтобы показать родинку на плече? А кричать через всю комнату о своих симпатиях - почти то же самое.
Клоун чувствовал легкое сожаление, оттого что с Куклой ему не быть, все чаще молчал. А Кукла... Болтала с опостылевшими альбомами и была немножко влюблена.
Клоун жил на письменном столе, а Кукла - на самой верхней полке книжного шкафа. Между ними были семь метров комнаты и односторонняя взаимная симпатия.

@темы: Архивы, K.A., Сказочник

URL
   

Коробка из-под обуви

главная