Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
15:01 

Сказочник: Белоснежка

Утка Апокалипсиса.
Зима в тот год была хуже, чем все предыдущие: лютый холод промораживал до сердцевины даже камни, и они раскалывались на части от самых легких прикосновений. Что говорить о людях?
читать дальше

@темы: Точка зрения, Сказочник, K.A., В работе

14:46 

The NeverEnding Story: #9 - Демиурги

Утка Апокалипсиса.
14:44 

The NeverEnding Story: #7 - Родство

Утка Апокалипсиса.
Начало читать здесь

Баловство

И возглаголила Идхья: Мир не погиб, покуда дети наши взрастают из наших костей.



Аз есмь Идхья, последняя из Пятидесяти, и воцарюсь Я на этих землях и удалюсь, и круг замкнется, и опустится на мир благословенная тьма, поглотит ничтожные человеческие стремления и сомнения, дабы принести благословенный покой. Ждите Меня в ужасе и благоговении, ибо приду Я не к вам, но детям вашим, и внукам, и правнукам, и восхвалят ваши потомки имя Мое и братьев моих и сестер. Аз есмь Идхъя.

читать дальше

@темы: K.A., The NeverEnding Story, Повражеское, Сказочник, Стихийное

06:36 

Стихийное: +1

Утка Апокалипсиса.
06:34 

The NeverEnding Story: #6 - Фантомы

Утка Апокалипсиса.
Посмотри, мой принц, зарастает плющом дворец:
Витражи темнеют, узор их трещит по швам.
Время ходит кругом, тихо сходя с ума
В четырех стенах.

Надевай, мой принц, проржавевщий стальной венец
И смотри сквозь веки, как бродит твоя судьба,
Отражаясь в старых бронзовых зеркалах,
Прорастая в день.

И не верь, мой принц, если видишь сквозь окна свет,
Что дрожит неровно, узором пятнает пол.
Это лишь иллюзия, сладкая, как вино, -
Допивай до дна.

Твой мираж растает, оставив лишь привкус лжи,
И оставит замок опять обрастать плющом,
А тебе, мой принц, забываться безумным сном,
Где твой мир, истлевший давным-давно,
Не совсем исчез.

@темы: K.A., The NeverEnding Story, Стихийное

01:58 

the NeverEnding Story: #5

Утка Апокалипсиса.
01:56 

Обрывки: +1

Утка Апокалипсиса.
У Мэй есть дракон.
Не плюшевый, как у маленькой Айлинн.
Не ручной, как у принцессы Эбелль.
Даже не воображаемый.

Дракон Мэй - глубоко-глубоко поселился ее сердце.
Сердце Мэй еще маленькое, потому и дракон больше на ящерицу похож.
Сердце Мэй маленькое, но жаркое, словно в нем горит пожар. А, может, и впрямь горит: когда ее дракон выдыхает пламя.
Сердце Мэй становится больше и больше - растет дракон, вытягивается, расправляет крылья.
Сердце Мэй рвется ввысь. Потому что драконы умеют летать.

Драконы умеют летать, а Мэй вот - как-то не очень. Хочет, но когда пытается - падает вниз. Однажды ногу сломала, но все равно продолжает и продолжает: в этот раз не вышло, так в следующий раз получится. Драконы упрямые, и Мэй упрямая тоже.
Драконы еще мудрые, но мэев - совсем еще молодой, жизни не набрался и ничего о мире не знает. И Мэй еще маленькая, и они с ее драконом на пару глупые и наивные; восторженные и совсем-совсем не мудрые. Может, современем придет: среди людей мудрецы тоже попадаются. Мать Мэй называет их "визарды" и ходит к ним на поклон, если нужен совет. Или когда совсем невмоготу.
Драконы - жадные. Но Мэй, наоборот, делится всем что у нее есть с братиком и Айлинн, с мамой, с тетей, с друзьями, однажды одолжила мелок вредному соседскому мальчишке. Он ей даже спасибо не сказал, наоборот, обозвал дурой и убежал. Мэй не обиделась. Разве что чуть-чуть.

Дракон где-то в глубине серых глаз Мэй; смотрит на мир неподвижным взглядом.
Дракон виден в каждом ее движении: плавном и текучем; когда Мэй поднимает руку или изгибается, словно змея; когда Мэй стремительно ударяяет, опережая обидчика на долю секунды - так же быстро бросаются змеи; когда она лениво, грациозно поворачивает голову в сторону, чтобы увидеть собеседника.
Дракон во всей ней: ее кровь горяча и пахнет золотом; ее огонь обжигает; ее сердце рвется ввысь и крылья, сшитые из картона, не поспевают за ее мечтами.

У принцессы Эбелль есть ручной дракон.
У маленькой Айлинн дракон плюшевый.
А у Мэй в груди бьется драконье сердце, и драконья кровь течет по венам.
И каждый раз, когда она смотрит назад, то за спиной видит крылатую тень.

@темы: Обрывки, K.A.

01:55 

Лаура : +2; для the NeverEnding Story: #1,4

Утка Апокалипсиса.
01:51 

the NeverEnding Story: #3 - Несуществующие города

Утка Апокалипсиса.
Холодно и светло, и рассеянный зимний свет отражается от идеально белых, без единого пятнышка, стен.
Светлый деревянный пол молчит под шагами, пока Уголек кружит по комнате, бродит от окон к двери, изучает углы и скошенный потолок, в воображении рисуя картину нового... Пока еще места. Для мира чего-то не хватает, и Уголек не может сказать, что именно ей нужно.
читать дальше

@темы: K.A., The NeverEnding Story, Преемники Крысолова

01:48 

Для Мора Мерридука

Утка Апокалипсиса.
01:43 

Гнилоземье: +1

Утка Апокалипсиса.
Говорят, колдуны с Гнилоземья умеют превращаться в воронов. Обрастают перьями их длинные бледные руки, а узкие лица истончаются, превращаясь в птичьи головы, и только темные старые глаза глядят все так же: безмятежно и страшно.
читать дальше

@темы: K.A., Гнилоземье, Сказочник

01:38 

the NeverEnding Story: #2

Утка Апокалипсиса.
01:33 

Сказочник: Стокгольмский синдром

Утка Апокалипсиса.
Название: Стокгольмский синдром
Автор: Когай А.И., кто ж еще?
Бета: Падмелина
Гамма: Падмелина, ~Falling star~
Все остальное - несущественно.

Ее похитили во время прогулки, прямо из королевского сада, и дворцовая стража ничего не могла с этим поделать. Дракон камнем упал с неба, схватил принцессу когтистыми лапами и неспешно поднялся в воздух: стрелять из арбалетов никто не решился, в страхе задеть принцессу. Дворцовый маг тоже был бесполезен, и три часа уже как мертв, - дракон позаботился о том, чтобы никакие охранные заклятия не мешали, а поисковые - не преследовали.
Королю, королеве и придворным пришлось бессильно наблюдать, как чудовище уносит принцессу куда-то на восток.

читать дальше

@темы: K.A., В работе, Рыцарский справочник "Драконовидение Принцесс", Сказочник

01:30 

Стихийное: +2

Утка Апокалипсиса.
Принеси мой бумажный доспех - я отправлюсь на битву с драконом,
Что спустился с заснеженных гор и украл королевскую дочь.

читать дальше


Твое сердце укрыто льдом, как мое - доспехом.
Верность, кажется, - слишком простое слово.
О твоих неземных глазах я слагаю песни.
А у трона, к ногам твоим - языки драконов.

читать дальше

@темы: K.A., Стихийное

00:56 

Мифотворец: Нессах-Ночь

Утка Апокалипсиса.
... За краем мира, где небо сливается с землей, из соленых вод Пряного моря поднимается дворец, сплетенный из туманов и снов; стены его белы и хрупки, будто снежное стекло, а окон нет вовсе - дикие ветра свободно гуляют под высокими сводами, перекликаясь на разные голоса. Из комнаты в комнату бродят они, тревожа сокровища, которых не найти ни в одном из миров: ни в подлунном, ни в полуденном. Шуршат ветхими свитками, на чьих телах запечатлены заклинания, способные потрясти землю до самого сердца; звенят хрустальными сосудами, в которых бьются сердца героев древности; нежно дотрагиваются до немых струн золотой арфы, что когда-то принадлежала Олех, бессердечной и прекраснейшей; кружат перья из одеяний вьюжных дев, спутниц слепого Нейхо, бога отражений и предсказаний; отражаются в зеркалах, где можно увидеть прошлое, будущее и несбывшееся.
И только одну комнату ветра обходят стороной: там пусто и сумрачно, и среди расшитых золотом подушек и тяжелых занавесей дремлет неспокойным сном хозяйка замка.
У нее тонкое безмятежное лицо, бледное и чистое; ее сон темен, словно глубины Моря Чудовищ, и она хмурит длинные, словно вычерченные углем, брови; она шевелит влажными красными губами, называя по именам демонов с оборотной стороны, тех, кто танцует для нее на Карнавале в самую длинную ночь года, под холодным светом Солнца Мертвых.
Имя ей - Нессах, Ночь. Владычица подлунного мира, где живут синеглазые чудовища и демоны с серебром вместо сердца.
... Пока по миру шествует Теммар-День, юноша с золотыми глазами и огненными руками, Ночь спит, и ветра свободно гуляют по ее владениям. Но едва наступают сумерки, Нессах открывает глаза, синие, словно море. В них плещется тьма, голодная и злая, но Ночь улыбается и темнота отступает.
Нессах поднимается со своего ложа и хлопает в ладоши - на ее зов слетаются служанки, безгласные оборотни, в облике женщин с птичьими лицами.
Одни из них расчесывают длинные черные волосы Ночи, украшая их драгоценными камнями и серебряными клипсами, расплетая и заплетая бесчисленные косы. Другие - готовят выходное платье: черный бархат и шелк, убранный бриллиантами и расшитый инеем, - платье шуршит, шепчет, звенит. Ночь прижимается к нему лицом, и слышит темноту, и чувствует влажный прохладный запах, который поднимается от земли на рассвете, в час между подлунным и полуденным мирами.
Но вот и волосы сверкающей рекой ложатся к ногам Ночи, и платье стекает с ее плеч, словно чернила; служанки с поклоном собирают оставшиеся украшения и открывают двери в галерею, где тихо и пусто - ветра ушли еще с приходом вечера. Нессах поднимается и выходит прочь, и доверенные слуги несут тяжелую волную волос и подол шуршащего платья.
Прочь, прочь, прочь, вдоль комнат, полных книг на неизвестных языках, мимо злых красноглазых духов, что сидят на цепи у подножия дворца, к самому берегу беспокойного, темного моря, где ждет ее серебряная колесница, в которую запряжены тонконогие кони с влажным льдистым взглядом.
Нессах садится в колесницу, и щелкает поводьями, и оправляется в подлунный мир, объезжая свои владения. Волосы ее трепещут на ветру, как и длинное черное платье; она правит повозкой, и с каждой лигой ее волосы все длиннее, отрастают, накрывая небо шелковым покрывалом, которое растет ввысь и в стороны; небо затопляет тьма, в которой мерцают звезды - драгоценные украшения, которыми безгласные служанки с острыми лицами убирали волосы госпожи.
Путь Нессах длится всю ночь, и оканчивается там же, где и начинался.
Усталая Ночь спускается с повозки на землю, и берет золотой нож, который подносит ей служанка. Нессах собирает косы в кулак и обрезает их под корень, у самого затылка, и, не оглядываясь, идет в свои покои, где засыпает среди расшитых подушек и тяжелых занавесей, с головой пустой и легкой.
Обрезанные волосы падают вниз, и растворяются в рассвете, и драгоценности, украшавшие косы Нессах, осыпаются на землю росой.
Проходит день, наступают сумерки, и Ночь пробуждается, и созывает служанок, чтобы те снова украшали отросшие за ночь волосы.

Внезапно нашлась почти иллюстрация
И еще одна

@темы: K.A., Мифотворец

00:47 

Литр моря: +2

Утка Апокалипсиса.

@темы: K.A., Литр моря

00:44 

Сказочник: +3

Утка Апокалипсиса.
Одному из них снится лисица.
Он сидит на полу, перед незажженной длинной свечой, слушает, как лисица бродит в темноте, шурша по полу длинным пышным хвостом и страницами старых книг.
Он закрывает глаза, и сквозь сомкнутые веки видит: ее глаза горят красным, жадным огнем. Лиса беззвучно тявкает, высовывая длинный красный язык, шевелит подранным ухом, поворачивая голову, и он замечает, что хвост у нее гладкий, как у крысы.
Он открывает глаза - и наталкивается на темноту. Руки касается мягкая шерсть.
Он боится, но все равно зажигает свечу: в тусклом, дрожащем свете он видит сначала пышный рыжий хвост. Потом замечает, что лисица сидит на груде истерзанных книг: погрызенные переплеты, порванные страницы. На узкой лисьей морде кровь, к лапам прилипли кусочки бумаги.
Она улыбается широкой, торжествующей улыбкой, скаля острые мелкие зубы.
Он задувает свечу за мгновение до того, как лиса бросается на него, метя в горло.

У другого Созвезде Пса сбежало со страниц астрономической карты, когда он пытался листать атлас со скуки: стоило раскрыть книгу, как Пес тут же соскочил на пол.
Он поспешно захлопнул книгу, наваливаясь всем весом на обложку: другие созвездия тоже рвались наружу; пока он боролся с книгой, удерживая созвездия Ворона и Лжеца внутри, Пес устроил бардак. Ветер, ворвавшийся в окно, гонял по полу клочки книг; столы были перевернуты, стулья жалобно качались на погрызенных ножках; опасно кренилась задетая книжнвя полка.
Он попытался ухватить созвездие за хвост, пока Пес увлеченно лакал из пролитой чернильницы. Хвост ускользнул из рук, Пес обернулся.
Ему стало страшно: круглые звериные глаза горели синим; в них плескалось безумие и веселье.
Он попятился к двери.
Пес зарычал и прыгнул, распахнув черную злую пасть.
... Раскрытый астрономический атлас шелестел пустыми страницами.
Пес облизывал окровавленную морду.

Когда она раскладывает книги, то замечает, что с полки исчезло иллюстрированное издание "Путешествий на Восток"
Она отставляет стопку учебников в сторону, принимается искать "Путешествия": на других полках, на столах, на стойке, под стойкой, под столами. Наконец, она находит книгу в дальнем углу, замечая корешок под полкой; от возмущения она даже не может кричать: какие-то варвары растерзали редкий экземпляр, подрав обложку и замарав страницы чем-то красным.
Сжимая от злости зубы, она поворачивается, чтобы идти обратно, но краем глаза замечает блеск. С верхней полки на нее смотрит маленькая обезъянка.
Она пытается согнать животное вниз, недоумевая, откуда здесь взялся золотой тарминец, - не из зоопарка же сбежал? Но обезъянка только дразнится, прыгая по полкам, насмехается и корчит рожи.
Ей, наконец, надоедает размахивать руками, словно ветряной мельнице, и, не выдержав, она запускает в тарминца "Путешествиями на Восток" - все равно книга безнадежно испорчена. Обезъяна прекращает кричать, замирает, и смотрит неожиданно внимательным, злым взглядом.
Помимо воли она пятится назад и вспоминает, что у тарминцев очень крепкие челюсти и острые зубы. И они способны прокусить ими даже толстую деревянную палку.
Глаза тарминца горят желтым.
Она поворачивается и бежит, и поэтому не успевает увидеть, как обезъяна прыгает с полки, чтобы приземлиться прямо ей на спину.
Человеческая плоть мягче дерева.
Обезъянка скалит красные клыки. Шелестят страницами осиротевшие "Путешествия на Восток"

@темы: K.A., Сказочник

00:43 

Сказочник: Первая кровь

Утка Апокалипсиса.
00:39 

Для Мора Мерридука: Экрациккуоль

Утка Апокалипсиса.
00:12 

Месяц писательской активности. День 2

Утка Апокалипсиса.

Коробка из-под обуви

главная